Перейти к публикации
Шубинка

Поэзия

Рекомендованные сообщения

Kva

Джек-с-Фонарём

"Химеры-хранители"

 

В двадцать не жизнь, а сплошные схемы: куча намёток и чертежей. Вот ты плетешься домой со смены — вырастешь в Джеймса, пока что Джей. Куртка, наушник с плохим контактом, рваные кеды, огонь в глазах — осень на два отбивает такты и залезает к тебе в рюкзак. Кончилось лето — волшебный бисер, туго сплети, сбереги навек, память ступает проворной рысью, ждёт темноты в городской траве. Вроде не то чтобы зол и загнан — нервы стальные, пока щадят…

 

Но накрывает всегда внезапно — бомбой на скверах и площадях.

 

Мы научились различным трюкам — так, что не снилось и циркачам. Стерпим уход и врага и друга, небо попрём на своих плечах. Если ты сильный, пока ты молод — что тебе горе и нищета? Только когда настигает холод — Бог упаси не иметь щита. Это в кино всё легко и колко — помощь друзей, волшебство, гроза… Здесь на окне ледяная корка, и у метели твои глаза. Если бесцветно, темно и страшно, выход не виден и за версту…

 

…Те, кто однажды вступил на стражу, будут стоять на своем посту.

 

Старый трамвай тормозит со стоном, ярко искрятся во тьме рога. Сумку хватай и беги из дома, кто будет вправе тебя ругать? Мысли по ветру — легко и быстро, будто вовек не прибавят лет… Значит, шли к чёрту своих Магистров, быстро садись и бери билет. Небо — чужое, свои кумиры, кружит волшебной каймою стих… Даже пусть где-то ты центр Мира — сможет ли это тебя спасти? В Ехо дела не бывают плохи, беды — нестрашные мотыльки. Вот мне пятнадцать, и я в лоохи — кто еще помнит меня таким? Гибель моя обитает в птице, жизнь обращается к нам на «вы» — эй, а не хочешь ли прокатиться вниз по мерцающим мостовым? Орден за Орден, и брат за брата, только звенит в глубине струна — мысль о том, что пора обратно — и есть твоя Тёмная Сторона. Мантию снять и стянуть корону, скабой завесить дверной глазок; бросить монетку на дно Хурона, чтобы приснился еще разок.

 

В мире другом зацветает вереск, как не тасуй — наверху валет. Где бы ты ни был, я здесь надеюсь, что ты умеешь вставать на след.

 

Поезд летит, заедают дверцы, в Лондоне холодно в ноябре. Если еще не разбито сердце, так ли уж важно, кто здесь храбрей? Гул заголовков — «волна террора», «происки Лорда», «борьба за трон»… Только какая судьба, авроры, если семнадцать, и ты влюблен? Хитрость, мозги, доброта, отвага, страшно ли, мальчик? Ничуть, ничуть… Можно не быть с гриффиндорским флагом, чтобы сражаться плечом к плечу. Старая песня, тебе не знать ли: дружба — и воин, и проводник; самого сильного из заклятий нет ни в одной из запретных книг. Палочка, клетка, за плечи лямка, чуточку пороха брось в камин — глупо всю жизнь ждать письма из замка, нужно садиться писать самим. Здесь не заклятья — скорей патроны, маггловский кодекс, извечный рок… Где-то вдали стережёт Патронус зыбкие грани твоих миров. Старые сны накрывают шалью, чьи-то глаза сберегут от пуль — я замышляю одну лишь шалость, карта, скорей, укажи мне путь.

 

Раз уж пришёл — никуда не деться, строчки на стенах укажут путь. Волчья тропа охраняет детство — значит, мы справимся как-нибудь. Струйка из крана — заместо речки, зубы порою острей меча; ночь старых Сказок продлится вечно — или пока не решишь смолчать. Кто выделяется — тот опасен, лучше не знать ни о чём лихом… Но почему в надоевшем классе пахнет корою и влажным мхом? Но почему всё сильнее знаки, руки — прозрачнее и светлей? Странные песни поёт Табаки, древние травы бурлят в котле, пальцы Седого скользят небрежно, вяжет холщовый мешок тесьма… Если сумеешь найти надежду, то соберёшь её в талисман. Но почему всё сильнее знаки, ветер за окнами сер и тих; все коридоры ведут к Изнанке — хватит ли духа туда пойти? Пусть нелегко и пусты пороги, истина, в общем, совсем проста — здесь ты становишься тем в итоге, кем ты нашёл в себе силы стать. Строчки из книги — тоска, потеха, пусть тебе скажут, мол, что на том?…

 

Дом никогда не бросает тех, кто взял, и однажды поверил в Дом.

 

Знаю, ты скажешь — «всего лишь книги», я не дурак, отдаю отчет. Будут любимых родные лики, будет опорой в беде плечо. Будет несметная сотня плюсов, что в своё время пришлёт судьба; полную цену своих иллюзий я отложил в кладовые лба. Знаю, что скоро добью все цели, смело решится любой вопрос…

 

Ну а пока — кружит домик Элли, трубку в дыму набивает Холмс. Чай наливает, смеясь, Алиса, Хаку летит — за верстой верста, тихо шагают за дудкой крысы, робко подходит к звезде Тристан, Мортимер вслух оживляет строчки — эй, Сажерук, вот и твой черед!… Бильбо сбегает от эльфов в бочке, Герда бежит через колкий лёд. В детстве бежать при любой погоде с книжкой во двор — и пойди найди…

 

Вот вспоминаешь, и так выходит — ты никогда не бывал один.

 

Путь до окраин довольно долог; Джей задремал, опустив лицо.

Войско выходит из книжных полок и окружает его кольцом.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах


Толстый Лори

Давно я не таскала вам свежих стихов, мои маленькие любители поэзии.)

 

Август

Выцвел тот весенне-голубой
Неба то ли хлопок, то ли ситчик,
И на вкус - как горькая любовь
Мамины солёные лисички.

Под сосной, где бурая хвоя,
Где от солнца землянике тесно,
Выросла лисичкина семья
Завяжи глаза - я вспомню место.

Слышишь, август, тёплый мой собрат?
(Как дрожит неверный голосишко)
Вспомню, где смородину собрать,
Чтобы листья положить под крышку.

И корзину вспомню на крыльце,
И холодный ветер у колодца,
А рецепт - да, тут беда. Рецепт
Вспомнить никогда не удаётся.

Август, август. Как тут объяснить?
Вот живёшь - и не надоедает.
И сначала вырастает сныть,
А потом шиповник опадает.

Август - он умеет заманить,
Пригласить, прикинуться любимым,
Он наобещает земляник,
А потом откупится рябиной.

Вроде блюдо есть, но сложно есть,
Привкус соли слишком на губах густ.
Многие ушли, а кто-то здесь,
В дверь стучится. Это тоже август.

Вот крыльцо с корзинкою грибов,
Вот плита, но потерялись спички.
И горчат, как старая любовь
Мамины солёные лисички.

 

Ежедневное (про тоддлеров)

Ребёнок пахнет виноградом
И летним садом.
Он говорит, что спать не надо,
Хотя и надо.

Он залезает на подушку,
Потом когтями
Он цапает очки за дужку
И больно тянет.

Он хочет пить и хочет писать
Попеременно.
Он хочет (дальше длинный список,
Причём немедля)

Дай чашку, нет, не надо чашку,
Отдай мне чашку.
(Моление о чаше с чаем.
Пролог. Три части.)

А я ругаю, и рыдаю,
И обещаю.
И чай отвергнутый страдаю,
Но поглощаю.

Но вытерты вода и щёки,
Просохли лужи.
Глаза становятся, как щёлки,
Дыханье глубже.

И вот она - моя награда,
Мой лавр горький.
Ребёнок спит, как виноградник
На тёплой горке.

Раскинув ноги, руки, кудри,
Воздушным змеем.
И можно встать, пойти на кухню
А я не смею.

А я лежу неслышно рядом
(Всё затихает)
Вдыхаю запах винограда
И выдыхаю.

(Аля Кудряшева)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Naama

Надя, а откуда ты стихи берешь? Где их читаешь?

Как мне понравилось ее стихотворение :wub:

В садик 
 
Мама всадник, дочка всадник, 
Мама с дочкой едут в садик. 
Обе едут на коне, 
Обе едут в полусне. 
 
Снится дочке конь в кольчуге 
Принц в заброшенной лачуге 
Меч заточенный в руках, 
Свет прозрачный в облаках. 
 
Снится маме конь с повозкой, 
Моря синего полоска, 
Цокот новеньких подков, 
Запах тёплых васильков. 
 
Мама едет, вспоминая, 
Где педали на коне. 
Дочка шлемом проминает 
Маме ямку на спине. 
 
Конь колёсами шуршит, 
Ехать в садик не спешит.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Толстый Лори
11 минут назад, Naama сказал:

Надя, а откуда ты стихи берешь? Где их читаешь?

Они на меня периодически сами выпрыгивают из интернета, а я собираю их в коллекцию.)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Толстый Лори

Сказал бы чего, да не можешь,
Как будто язык шерстяной.
Какой-то случайный прохожий
Вздыхая прошёл за стеной.

Вздыхая, сморкаясь, сутулясь,
Платок развернувши, как плед.
И спинка домашнего стула
Покорно ссутулилась вслед.

Сейчас бы собаку погладить,
Да даже бы кошка сошла,
Ладонь бы вот только приладить
На крохотный остров тепла,

Услышать сопенье, мурчанье
Пыхтение возле ноги.
Не кашель бы этот печальный,
Не стылые эти шаги.

Не надо, прохожий, не надо
Ходить здесь с осенним лицом.
Ты пахнешь заброшенным садом
И домом с прогнившим крыльцом.

Там листья прозрачные редки,
И так нескончаемо льёт.
Там мокрое яблоко к ветке
Боками отчаянно льнёт.

Там ставни нарядные сняли,
Забили проёмы окон,
Но что я тебе объясняю
Своим шерстяным языком.

Собаку б тебе. Или кошку,
Ведь с кошкой гулять не пойдёшь.
Сидел бы сейчас у окошка,
Смотрел в нескончаемый дождь.

Собаку. Колбасную таксу,
Она бы свисала, сопя.
И стул бы ссутулился так, чтоб
Ты в нём обустроил себя.

Нет, ходит, страдает средь мрака.
Сморкается в сто покрывал.
А я ведь собаку - собаку! -
От сердца тебе оторвал.

(Аля Кудряшева)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость
Ответить в тему...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Вставить в виде обычного текста

  Разрешено не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.


×
×
  • Создать...